Нократ

Мамадышский район

18+
Рус Тат
Общество.

Навигатор в прошлое: как государевы люди в Мамадыше зерно покупали

Основным богатством мамадышских земель, как вотчины Свияжского Богородицкого монастыря, так и близлежащих к ней территорий, было зерно, которое местные предприимчивые люди и монастырь продавали в других городах России.

Приобретали зерно не только частные лица, но и государство для своих нужд. Так, на дворе середина XVII века, время царствования Алексея Михайловича Романова. В 1651 году в Казань воеводами были направлены: первым (старшим) - князь Никита Иванович Одоевский, вторым (заместителем) – князь Борис Иванович Троекуров.
Никита Иванович Одо́евский (1600 – 1689, Москва) – князь, ближний боярин, наместник и воевода из рода Одоевских.

Один из крупнейших землевладельцев Русского царства. Возглавлял комиссию по подготовке Соборного уложения, вел суд над патриархом Никоном, курировал уничтожение местничества. При царе Федоре Алексеевиче руководил внешней политикой государства. Первый воевода в Казани (1651–1653).

Князь Борис Иванович Троекуров – рында, комнатный стольник, спальник, воевода, окольничий и боярин во времена правления Михаила Федоровича и Алексея Михайловича. В 1651-1653 годах – второй воевода в Казани. 

Воеводы для покупки зерна (овса) для государственных нужд направили из Казани в село Мамадыш специальное лицо, снабдив его подробной инструкцией – «наказом», подготовленным дьяком Дмитрием Протопоповым. Хотя, начало «наказа» не сохранилось, скорее всего, государственным закупщиком был назначен чиновник Казанского приказа. В помощь ему были даны казанские посадские (жители Казани). 

Покупку нужно было делать как в Мамадыше, так и в иных населенных пунктах Казанского уезда, там, где будут концентрироваться большие партии дешевого зерна. 

Сведения о процессе: сколько зерна и когда будут производиться его закупки, нужно было «для ведома» посылать воеводам и дьякам (высокопоставленным чиновникам Казанского приказа) Дмитрию Протопопову и Ивану Патрикееву. 

Всего закупщику из казны было выделено 100 рублей. В это время всероссийский рынок был обеспечен фактически единственной денежной единицей – серебряной проволочной копейкой. Другие более крупные денежные номиналы существовали только как счетные понятия. Отсутствие крупных номиналов затрудняло оплату крупномасштабных сделок. В таких условиях приходилось действовать следующим образом: копейки заранее отсчитывали на сумму от рубля до пяти и заворачивали «в бумажку». Ими и расплачивались, если требовался крупный номинал. 

Реклама

Когда же деньги у закупщика будут заканчиваться, то ему следовало об этом писать воеводам в Казань. При этом за каждой новой партией денег необходимо было присылать целовальников (выборных лиц, которые «целовали крест, что будут честно выполнять возложенные на них обязанности), периодически меняя их для усиления контроля. 
Весь закупленный овес «велети сыпати в селе Мамадыше блиско Вятки реки в житницы и в анбары у всяких чинов людей».

Таким образом, можно сделать вывод, что к середине XVII века в Мамадыше было достаточно большое количество хозяйственных построек для складирования зерна. Следовательно, организованная в селе торговля носила не только широкий размах, но и системный характер. При этом крупные партии товаров, в том числе и зерна, перевозились по рекам. 

Государственному закупщику было строго предписано: если частные закупщики зерна до его приезда в Мамадыш уже привезут необходимое количество овса, ему следовало весь овес скупить «на государя». При этом следовало перед оплатой выяснить, «розведав подлинно», точные цены, по которым сами частные закупщики приобрели зерно. Вот по этим то ценам и было указано оплатить им за покупаемый овес – «и в том учинит государю прибыль». Государственные деньги чиновники пытались беречь и в те далекие времена. 

Все проведенные сделки: количество зерна, его стоимость, расходы денежных средств и их остатки следовало записать в особые книги, которые по окончанию закупки необходимо было представить воеводам и дьякам. 

Если закупщик не будет радеть о государственных интересах: купит плохой овес или же причинит убытки «для своей бездельной корысти», что будет доказано, тогда его ждала от царя «великая опала и жестокое наказание». И вот, взяв 100 свертков с деньгами, воеводский наказ и посадских людей, сел служивый на речной корабль и поплыл в село Мамадыш по государевым делам. Там его ждал овес, выращенный нашими предками… 

Евгений Потеряхин, полковник полиции в отставке, адвокат, уроженец Мамадыша, проживает в селе Пестрецы
 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Оставляйте реакции

0

0

0

0

0

К сожалению, реакцию можно поставить не более одного раза :(
Мы работаем над улучшением нашего сервиса

Нет комментариев