Нократ
  • Рус Тат
  • Хозяйский подход к мамадышским дачам

    Время здесь словно застыло и напоминает кадры из полузабытого теперь фильма «Сталкер» или сюжеты из серии современных романов о Чернобыльской зоне отчуждения. Да, именно так. Одним словом, бродить по мамадышским дачам, даже имея благую цель, жутковато. Служебная машина долго петляла по извилистым и ухабистым улочкам-тропинкам в поисках хотя бы одного...

    Время здесь словно застыло и напоминает кадры из полузабытого теперь фильма «Сталкер» или сюжеты из серии современных романов о Чернобыльской зоне отчуждения. Да, именно так. Одним словом, бродить по мамадышским дачам, даже имея благую цель, жутковато.
    Служебная машина долго петляла по извилистым и ухабистым улочкам-тропинкам в поисках хотя бы одного настоящего дачника-хозяина. Такого днем с огнем не сыскать. Правда, попались по дороге мужчина, а затем - женщина, с рюкзаком за плечами, пакетом в руках. Но выражение их лиц явно выказывало неприятие любых разговоров и вопросов. Прошмыгнула, переваливаясь на ухабах, пара легковушек, набитых людьми, на встречную машину внимания совершенно не обративших. А здесь зияют дырами и чернотой оконные и дверные проемы, большинство из которых, если домик кирпичный, по кирпичику и разбираются предприимчивыми людьми. Страшно! Хотя видно, что местность-то «обжитая». Вон, через поваленные заборы, считай, у каждого дома, через буреломы кустарников и сорняков вглубь дебрей ведут уверенно проложенные тропы.
    За последние 30 лет я была косвенным свидетелем взлета, расцвета и с треском лопнувшего проекта развития дачного массива. Ежегодно писали об этой проблеме в нашей газете. Где сегодня те люди-энтузиасты, где то первое поколение настоящих дачников? Лет пять-шесть назад в фотоальбоме одного из ныне покойных мамадышских ветеранов-фронтовиков я удивлялась снимку добротного дачного домика - кирпичного, с резными наличниками и резным коньком новенькой шиферной крыши. На окнах, заметьте, занавесочки. «А ведь мы с хозяйкой на выходные всегда там ночевать оставались. До вечера наработаешься, автобус до города уже не едет. А здесь хорошо было, спокойно. Частенько к Вятке спускались…» Горожане жили мечтами о лучшем будущем дачного поселка, мирились с отсутствием воды для полива, жаловались на это, прилагали свои усилия, чтобы решить вопрос… Но окончательно «подрубила под корень» идею коллективного садоводчества проблема воровства и погромов. Словом, тема старая, все о ней знают и отложена она, судя по всему в «дальний ящик» до поры-до времени.
    А мои поиски хоть одной живой души в «зоне отчуждения», все же увенчались успехом.
    -Здравствуйте, наверное, это вкусные яблоки? - чтобы хоть как-то расположить собеседницу-пенсионерочку к себе, начинаю разговор издалека.
    -Здесь не очень, мне на пирог надо, эти пойдут, а вот там, дальше, яблоки лучше, но высоко висят, я не достану, - отвечает она.
    -А участок ваш?
    -Да что ты, разве не видно, что он заброшенный? Смотри - ни забора, ни домика. Ау, где ты, хозяин? Наверно, и сама можешь отличить? Видишь вон тот домик? Забор стоит, калитка закрыта, в домике окна заколочены, все там на месте, значит по всем документам приватизирован. А здесь что? Видно, что все заброшено. Это еще сейчас затишье, вот две недели назад, когда поспели ягоды, тут ночевали даже. Люди работали конвейером: одни собирают, другие увозят, продают на трассе. Для кого-то - настоящий бизнес. Подожди, к середине августа здесь начнется сбор яблок, из деревень приезжают, мешками увозят, говорят, что скотину кормят. Тебе жалко что-ли? Иди в земельный, интересуйся, покупай участок, видишь сколько тут этого добра. А я с тобой, наверно, зря так разговорилась, не выпытывай больше, мне вот этого хватит, я уже ухожу.
    Последние слова собеседницы, сказанные на ходу: «Место тут хорошее, этого добра на всех хватит», почему-то особенно запомнились. И по ассоциации я их отношу к одному из участков, напомнивших мне дачу классическую: расположен он на ровном, обогретом солнышком месте, с невысокой чистой полевой травкой. С востока на запад, от входа в отворенную калитку до поваленного забора, на границе с другой улицей ведет все еще видимая в траве добротная бетонированная дорожка.
    Привольно растут ряды яблонь, смородины, крыжовника, яркими искорками багровых ягод полыхает боярышник. Здесь и там - полянки уже одичавшей садовой клубники. Видно, что здесь никогда не выращивали картофель и не разбивали грядки, но хозяева посадили сад для души и покоя. Очень красиво! И очень жаль, что руками вандалов недавно сломан старый сук на яблоне, а она, бедняжка, словно из последних сил старается сохранить для людей свой урожай…
    Говорят, что есть время раскидывать камни и есть время собирать их. Наверное, мы и оглянуться не успеем, как эти дачи окажутся в черте города и в самом центре городской застройки. Пройдут поблизости все инженерные коммуникации. Схватятся за головы и еще будут кусать локти те, кто вовремя не оформил документы по «дачной амнистии». Недалеко то время, когда нынешний элитный кусочек побережья Вятки в конце концов обретет заботливых хозяев. Потому что неправильно это и не по-человечески, когда ветки гнутся от тяжести плодов, а ими воровато набивают мешки на корм скоту, ломая и вытаптывая все вокруг, когда на труде других наживается воровской «бизнес».
    Ирек Гатауллин, заместитель главы города Мамадыш:
    -Нельзя сказать, что дачи бесхозные: процентов 70 зарегистрировано. Так как они относятся к категории земель, предназначенных под огородничество, шириной улочек в 6-7 метров, трудно говорить об их инфраструктуре. Беда дачного поселка в том, что так и не находится инициативный человек, который бы смог организовать настоящее садовое товарищество.
    Наталья Якимова
    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа



    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: