Нократ

Хожение в Чаксинское прошлое

«Вы, молодые ребята, послушайте, что мы, старые старики, будем сказывати». (Песня) Окруженная лесами деревенька Чак-су, которая в 1772 году состояла из двух десятков подворий при 42 ревизских душах ясачных татар, привлекла русских крестьян плодородной землей и обширными пастбищами. Первыми перекочевали сюда семь семей из деревни Ключищи Лаишевского уезда Казанской губернии...

«Вы, молодые ребята, послушайте, что мы, старые старики, будем сказывати». (Песня)

Окруженная лесами деревенька Чак-су, которая в 1772 году состояла из двух десятков подворий при 42 ревизских душах ясачных татар, привлекла русских крестьян плодородной землей и обширными пастбищами. Первыми перекочевали сюда семь семей из деревни Ключищи Лаишевского уезда Казанской губернии - теперь это село Ключище Верхнеуслонского района РТ. За ними потянулись гонимые малоземельем крестьяне из соседних губерний - Самарской, Владимирской, Нижегородской. Новопоселенцы относились к разряду государственных, занимались земледелием, скотоводством, пчеловодством. У них сложился свой уклад жизни. Пахотной земли и выгонов хватало и, кто не страдал леностью, жили зажиточно. Быт отличался простотой и неприхотливостью. Чай, к примеру, в середине XIX века пили редко, по дошедшим рассказам - после бани. Самовары получили распространение лишь в конце столетия и являлись редкостью. В качестве заварки использовали сушеные морковь или свеклу, разбавляли топленым молоком. В состоятельных семьях фамильный и кирпичный чай подавали к столу по праздникам. Пили с медом или сахаром вприкуску, а то и вприглядку, помещая кусочек сахара на краешек блюдечка. Для освещения применяли лучину, восковые свечи и лампы-мигушки на керосине, редко у кого бывали керосиновые лампы со стеклами. В Чаксах, например, удивляли селян такой роскошью имевшие свою торговую лавку Сидоровы-Королевы. Бани обычно строили ближе к воде - на берегу речки, топили их «по-черному», то есть без дымовой трубы, используя каменку. Сложилась в селении своя особенность говора, пересыпали речь тупорышними, почти вышедшими теперь из употребления словами - счасым, знамо, ну - в значении «да», баю, нашто, пошто, устрастишься. Как, пожалуй, в давние, былинные времена, словно напоминая о русском духе, своеобразно называли друг друга - Петяга, Гришага, Яшага, Коляня, Ваняра, Толян, Духара, Санюра. Отличались чаксинцы не только трудолюбием и зажиточностью, но и получили в округе прозвище баламутов. Батюшка Никольской церкви села Тавели среди пороков чаксинских прихожан отмечал воровство, обман, семейные раздоры, буйство и пьянство. Да и мирской сход осознал неблагополучие обстановки и в 1870 году по его решению 17 семейств за порочную связь были выселены из общества.
В недалеком прошлом мне привелось услышать на бытовавшей тогда сельской завалинке о некоторых проделках, так сказать, потомков баламутов. Охранник, отец семейства, фронт прошел, Пашага Попов, томясь бездельем в избенке конного двора, смастерил заправский деревянный крест и ранехоньким утром по пути домой приставил его к воротам Кокрановых, которых в селе частенько травили-высмеивали за странноватый, взбалмошный характер. Вот уже было шуму-то потом на Конешенской улице на потеху селян - «осрамили, околдовали!..».
Излишнее любопытство проявляла шустрая бабенка. Высунется, бывало, вечером в раскрытое окошко и все узнать пытается, что за парочка на улице, потом где попало, трезвонила-судачила, кто кого провожал. Стеснялись, стыдились в те времена добрые люди молвы людской. И достала-таки. Без вины виноватый парень, Бандуров Сашка не вытерпел напраслины. Подготовился, подкараулил и, когда шобольница зависла в окне, залепил ей, по его выражению, зенки богатой порцией свежего коровьего навоза… Как в пословице - «с волками жить…». Кто прав из них - судить вам, дорогие читатели. Что было - то было.
Александр Дымолазов,
лауреат редакционной премии им.Дм.Крещенова.
Село Чаксы
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: