Нократ

"С божьей воли, я прошла войну живой и здоровой”: воспоминания мамадышского ветерана о войне

Сегодня в семье сына Альфата хранятся воспоминания Гульзямал Гасимовны Талиповой (Хамидуллиной).

“Мы, 1925-1926 годов рождения, окончили 7 класс в 1939-1940 учебном году. Читали латинскими буквами. Четыре человека из деревни поступили в Мамадышское педучилище, чтобы продолжить учебу. Спустя неделю учебы, всех нас осмотрели врачи. Еще во время учебы в деревне у нас была чесотка. Меня отправили обратно.

Возник вопрос: «Куда идти?». Нечего одеть и покушать. В то время началось строительство железной дороги Казань – Бугульма. Организовав две бригады из Нижней Ошмы и Хафизовки, отправили туда работать. Мы попали в Пестречинский район. Некоторые взяли с собой детей. Меня настигла куриная слепота. Днем работаю, вечером ложусь за печкой. Остальные идут в кино. Спустя некоторое время началась война. Мужчины уехали. Через 10-15 дней работа прекратилась.

Приехав к себе, мы ходили полоть сорняки на полях. На поле совхоза «Мамадышский» работали с ночевкой вместе со взрослыми. За нашу работу совхоз платил колхозу продуктами.

Наступила пора жатвы. В колхозе было несколько жаток. Но они неисправные. Поэтому жатва зерновых легла не плечи женщин и детей. За работу выдавали стакан муки. Выходили на поле с рассвета, приходили поздно вечером. В бригаде по 40-50 жнецов. Каждый день измеряли убранную площадь земли. Лишь в последнюю очередь нам доставалась возможность измерить землю.

Мамы молотили горох. Днем им варили кашу в большом количестве. Оставшуюся кашу делили, чтобы унести домой. Из нее по приходу варили для семьи суп.

Собирали лебеду, высушивали и заготавливали ее на зиму. Детям за работу в колхозе писали лишь пол нормы взрослых.

Реклама

Наступила зима. Женщин и детей постарше начали отправлять копать окопы. Сельсовет выдал одежду, собранную с населения. Из нашего дома съездили на работу трое. У некоторых дома запирали на ключ, а маленьких детей оставляли людям. Сначала ехали на товарных вагонах до Канаша, затем – пешком до Апастова.

Когда в 40-42-градусные мороза люди начали умирать от холода, нас перевели в Буинский район. Жили там в одной деревне на берегу реки Свияга. Окопами оказались места убежища против танков глубиной в два метра. Не работу надо идти пешком 6-7 километров. На обратном пути в квартиру приносишь охапку дров. Невозможно всего описать. Когда возвращались к себе до Казани прошли пешком 120 километров. Затем на поезде в Кукмор. Потом – пешком до деревни Хасанша. У подруги нога опухла до такой степени, что она не смогла шагу ступить.

По приезду оттуда, нас отправили в Сокольский лес. 20-25 женщин жили в подвале. Завшивели. Сами точим пилы, сами валим лес, сами сортируем деревья. Готовим их для сплава летом.

В деревне не осталось мужчин. На посевную вышли лишь старики и мальчики. Летом вновь взрослые и дети ходили полоть поле за стакан муки. Также вышли и на жатву. Поля заросли полынью и лебедой.

В годы войны много людей погибло и в деревне. Умирали и дети. Лошади сильно исхудали. Таких животных старались забивать, пока они не умерли, а за их мясом выстраивалась очередь. Летом варили суп из лебеды, крапивы, листьев картофеля. Собирать дикий лук доходили до лугов Малмыжки и Яковки. С божьей воли, я прошла войну живой и здоровой.”

Гульзямал Гасимовна Хамидуллина награждена медалью «За самоотверженный труд в годы Великой отечественной войны». Затем она проработала в родной деревне главным бухгалтером в колхозе «Кзыл флаг», завоевал уважение односельчан, вышла на заслуженный отдых. За успехи в работе удостоена медали «За особый труд». Умерла в 2006 году.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: